Томилина Александра Клавдиевна
Добро пожаловать в Большой музей!
Здесь музеи рассказывают о себе по-новому. Знакомьтесь с экспонатами, читайте истории о связанных с ними людях и событиях, изучайте важные понятия. Мы приводим вас к музеям, а музеи к вам.
Персона
Томилина Александра Клавдиевна

Дата рождения:

1900 год (?)

Дата смерти:

сентябрь 1987 года

Имя дочери банкира Клавдия Томилина, доверенного товарищества банков «Волков и К°» и акционера Московско-Рязанской железной дороги (его имя носит известный дачный посёлок под Москвой — Томилин был его первым застройщиком), стало широко известно в 1964 году, после смерти в Париже великого русского художника Михаила Ларионова. Его возлюбленной и моделью Томилина была в течение тридцати лет, а в последний год его жизни стала женой.

Наследница своего отца (эмигрировавший в революцию Томилин в 1947 году вернулся в Москву, чтобы здесь умереть), она уехала за границу ещё до 1917 года, училась в Сорбонне и работала в библиотеке. С Михаилом Ларионовым и его женой, выдающейся художницей Наталией Гончаровой, Томилина, бывшая на двадцать лет моложе Ларионова, познакомилась ещё в России. В начале 1920-х личный союз Ларионова—Гончаровой распался, но остался творческий и семейный (художник всегда ночевал дома). А Томилина переехала в квартиру, расположенную этажом ниже квартиры художников на улице Жака Калло. Гончарова, другом которой стал бывший меньшевик Орест Розенфельд, полагала, что проблема исчерпана. В письме к мужу она писала:

…Я не ревную, она хороший человек, и я отношусь к ней с большим уважением за её серьёзную работу и отношение к тебе и ценю её какой-то особый шарм… она недополучает свою долю счастья, и это меня огорчает…

Известно, что во время войны Томилина взяла на себя устройство быта художников, добывала продукты, но очевидно, что существование Гончаровой она воспринимала как неизбежное зло. В 1963-м, после смерти художницы (чей брак с Ларионовым был зарегистрирован лишь в 1955 году — чтобы наследие не пропало), Томилина стала его второй женой и единственной наследницей обоих. При этом, по многим свидетельствам, работы Ларионова хранила, а картинами Гончаровой щедро расплачивалась. Только в 1978 году Томилина выполнила завещание Ларионова, мечтавшего передать всё своё и Гончаровой наследие в Россию, составив собственное. Правительству СССР она отписала «коллекции документов, касающихся искусства (театра, балета, костюмов и т. д., включая почтовые открытки и картины разных художников, представляющие различные аспекты жизни народов)», поставив условием, чтобы Советский Союз оплачивал её пребывание в доме престарелых в Лозанне, где она к тому времени жила.