Словарь Михаила Ларионова
Добро пожаловать в Большой музей!
Здесь музеи рассказывают о себе по-новому. Знакомьтесь с экспонатами, читайте истории о связанных с ними людях и событиях, изучайте важные понятия. Мы приводим вас к музеям, а музеи к вам.

Выставка Михаила Ларионова в Новой Третьяковке

Словарь Михаила Ларионова

Узнайте, что такое лучизм, «Бубновый валет» и «Ослиный хвост», чтобы лучше понимать творчество Ларионова

Михаил Ларионов. Закат после дождя. 1908 год
© Государственная Третьяковская галерея

Выставка Михаила Ларионова в Новой Третьяковке

Словарь Михаила Ларионова

Узнайте, что такое лучизм, «Бубновый валет» и «Ослиный хвост», чтобы лучше понимать творчество Ларионова

Бубновый валет

Михаил Ларионов был сооснователем одного из самых важных объединений русского авангарда. «Бубновый валет» начался с одноимённой выставки в 1910 году. В экспозиции, кроме Ларионова, участвовали Наталия Гончарова, Давид Бурлюк, Илья Машков, Петр Кончаловский и другие. Первая выставка «валетов» стала настоящим скандалом: насыщенные цвета, грубые формы живописи — всё это шло вразрез с традиционными представлениями об изящном искусстве. Несмотря на одну из главных ролей в его основании, в само объединение «Бубновый валет», созданное в 1911 году, Михаил Ларионов не вошёл: он обвинял «валетов» в «рабском подражании западному искусству», в противовес им подчёркивая близость русского искусства восточному.

Александр Куприн, Михаил Ларионов (третий справа в нижнем ряду), Роберт Фальк среди других художников в мастерских

1900-е годы / РГАЛИ

Импрессионизм

В начале ХХ века ещё не существовало разделения понятий импрессионизм и постимпрессионизм, к импрессионистам относили в том числе и Винсента Ван Гога. Как и большинство художников русского авангарда, Михаил Ларионов многое почерпнул у французского импрессионизма, с которым был знаком по собранию Сергея Щукина, где хранились работы Клода Моне, Огюста Ренуара, Камиля Писсарро и других. Импрессионистов Ларионов знал и по коллекции Ивана Абрамовича Морозова, который одним из первых приобрёл его работы. В 1906 году по приглашению Сергея Дягилева, предложившего Ларионову участие в выставке «Два века русской живописи и скульптуры», художник побывал в Париже. Увиденные там полотна импрессионистов и постимпрессионистов стали для него новым творческим импульсом.

Михаил Ларионов. Сирень. 1904 год

© Государственная Третьяковская галерея

Коллекционер

Михаил Ларионов был не только художником, но и увлечённым коллекционером. Он собирал всё, что могло побудить его к творчеству: народные картинки, образцы вышивок, подносы, детские рисунки и механические игрушки. Больше всего известно его собрание лубка, причём Ларионов интересовался не только русским народным искусством, но и восточными и европейскими лубками. Во Франции Ларионов заново собрал коллекцию лубков и гравюр, взамен оставшейся в Москве. Его коллекционерская страсть распространялась и на книги. Квартира художника была буквально наводнена литературой, гравюрами и газетными вырезками, связанными в основном с театром и танцем (в это время он работал для антрепризы Сергея Дягилева), но не только: например, у него есть книги по орнитологии, атласы растений и животного мира.

Стражник. Китайский лубок. Начало ХХ века

© Государственная Третьяковская галерея

Кубизм

Русский авангард начала века был тесно связан с европейской художественной жизнью, и все важные открытия западных художников находили отражение в творчестве авангардистов. Кубизм — одно из самых крупных течений XX века, провозглашённое работами Жоржа Брака и Пабло Пикассо, — не стал исключением. Вместо того чтобы изображать предметы с одной точки зрения, как в реалистической живописи, кубисты предлагали писать объекты сразу с нескольких углов в одной картине. В кубистской манере пробовала себя соратница Ларионова — Наталия Гончарова. Применять термин кубизм к искусству Михаила Ларионова достаточно сложно. В конце 1900-х он увлекался Сезанном и проявлял интерес к Пикассо. Он признавал его талант, но критически относился к работам кубиста и особенно к коммерческой составляющей его творчества.

Натюрморт с зелёными грушами. 1910–1911

© Государственная Третьяковская галерея

Литографированная (футуристическая) книга

В начале XX века книга стала таким же полем для эксперимента, как и традиционные виды искусства. Художники ломали привычные представления о полиграфии. В изданиях поэтов-футуристов использовались непривычные материалы: обои, куски ткани, а текст мог располагаться в любой части страницы. Михаил Ларионов был пионером наиболее самобытного направления — литографированной книги, полностью отказавшейся от обязательного до этого типографского набора. Вместо этого написанный от руки текст и иллюстрации отпечатывались в технике литографии. Такой способ давал возможность подходить к книге как к целостному произведению, в котором текст и оформление играли равноправные роли.

Книга Алексея Кручё ных в оформлении Михаила Ларионова. 1913 год

Лучизм

Михаил Ларионов создал свой вариант беспредметного, или абстрактного, искусства — лучизм. Сам художник объяснял его так: «Это почти то же самое, что мираж, возникающий в раскалённом воздухе пустыни, рисующий в небе отдалённые города, озёра, оазисы, — лучизм стирает те границы, которые существуют между картинной плоскостью и натурой». Теоретически обосновывая собственную художественную систему, Ларионов ориентировался на научные открытия своего времени. Так, он сравнивал лучизм с недавно открытым явлением радиоактивности, с рентгеновским излучением. В первых лучистских картинах Ларионова, например в работе «Петух» (1912) из собрания Третьяковской галереи, ещё сохранялись намёки на форму объектов, которые изображал автор, но в дальнейшем его произведения становились всё более абстрактными. В 1913 году Ларионов объявил о создании «пневмолучизма», или «концентрированного лучизма», в рамках которого он начал добавлять в работы элементы коллажа и разные символы, в дальнейшем прочно обосновавшиеся в абстрактной живописи.

Михаил Ларионов. Петух и курица. 1912 год

© Государственная Третьяковская галерея

Лубок

Народные картинки с незатейливым сюжетом, часто сопровождавшимся потешными подписями, привлекали многих художников авангарда свободой художественных средств. Яркие краски, «низкие» сюжеты повседневной жизни, использование надписей — всё это было прямой противоположностью академической системе живописи. Михаил Ларионов назвал лубок «великим искусством», часто использовал его элементы в собственных произведениях, а также собрал большую собственную коллекцию лубков. Он даже организовал в 1913 году две выставки, где наряду с русскими лубками представил китайские, японские и европейские.

Манифест

Манифесты были неотъемлемой частью художественной жизни начала XX века, причём не только российской: обыкновение выпускать манифесты художники русского авангарда позаимствовали у итальянского футуризма. Постоянно формирующиеся новые направления и течения требовали объявления целей и задач нового искусства, и Михаил Ларионов не оставался в стороне: в 1913 году он опубликовал «Манифест лучизма», где излагал свою художественную теорию, в это же время он выпустил другой известый манифест, написанный совместно с Ильёй Зданевичем, — «Почему мы раскрашиваемся».

Мишень

«Мишень» стала третьей выставкой из задуманного Михаилом Ларионовым цикла, в который также входили экспозиции «Бубновый валет» и «Ослиный хвост». Она открылась весной 1913 года. Выбор названия Ларионов объяснял просто: «то, во что целятся при стрельбе», показать стремился произведения «художников, не принадлежащих к какому-нибудь определённому направлению», а в предисловии к каталогу выставки признавал все стили, «которые были до нас и созданы теперь». Именно на этой выставке Москва впервые увидела работы Нико Пиросмани — грузинского художника-самоучки, которого открыли друзья Ларионова Михаил Ле-Дантю и братья Кирилл и Илья Зданевичи.

Ослиный хвост

Художественную группу «Ослиный хвост» и одноимённую выставку весной 1912 года Михаил Ларионов организовал вскоре после разрыва с художниками «Бубнового валета». Экспозиция снова носила эпатажное название: в художественной среде в то время ходила байка об ослике, который хвостом писал картины. Выставка стала манифестацией нового, неопримитивистского направления в искусстве, а свои работы, среди прочих, представили Казимир Малевич и Владимир Татлин. Сам Ларионов впервые продемонстрировал немалую часть своей «Солдатской серии», созданной под впечатлением от военной службы, на которую его призвали в 1910 году.

Сборник, посвящённый двум выставкам, с литографиями Михаила Ларионова и манифестом «Лучисты и будущники». 1913 год

Неопримитивизм

Именно Ларионов стал родоначальником нового направления, название за которым закрепил Александр Шевченко в манифесте «Неопримитивизм» (1913). Ранние примитивистские работы Ларионова связаны с сюжетами жизни южных городов и в частности его родного Тирасполя. Художник изображал провинциальных франтов, франтих и парикмахеров, искажая пропорции и заимствуя элементы стиля лавочных вывесок. Источником вдохновения для Ларионова стало наивное искусство, как старое, так и современное: лубок, первобытное искусство, детский рисунок, вывески, украшавшие провинциальный Тирасполь, образцы самодеятельного искусства, уличные граффити. Последние он включал в свои картины «солдатского цикла».

Михаил Ларионов. Отдыхающий солдат. 1911 год

© Государственная Третьяковская галерея

«Русские балеты» Дягилева

С приглашением талантливого антрепренёра Сергея Дягилева, чьи «Русские балеты» гремели в Европе, связан отъезд Михаила Ларионова и Наталии Гончаровой из России. Уехав в 1915 году, на родину Гончарова и Ларионов уже никогда не вернулись и в основном продолжали активно работать в области сценографии. Самыми известными театральными работами Ларионова стали балет «Полуночное солнце» (1915) на музыку Н. А. Римского-Корсакова, цикл «Русские сказки» (1916–1917) А. К. Лядова и «Шут» (1921) на музыку С. С. Прокофьева.

Михаил Ларионов. Эскиз к балету «Солнце полуночи». 1915 год

© Государственная Третьяковская галерея

Фовизм

Название направлению, сложившемуся вокруг Анри Матисса и художников его круга, дал критик Луи Восель, который назвал участников парижского Осеннего салона 1905 года «дикими зверями» (les fauves). Такое нелестное определение художники получили за смелое обращение с чистыми цветами и за противопоставление себя консервативному взгляду на искусство. Фовистская яркость красок, нарастание роли цвета характерно для его живописи конца 1900-х.

Михаил Ларионов. Закат после дождя. 1908 год

© Государственная Третьяковская галерея

Купить билет на выставку Михаила Ларионова можно здесь.

Дополнительные материалы:
Кубизм
Кубизм
Термин
Одно из модернистских направлений в искусстве, возникшее в самом начале XX века во Ф...
«К счастью, насторожённое отношение к авангарду уходит в прошлое»
«К счастью, насторожённое отношение к авангарду уходит в прошлое»
Статья
Кураторы Евгения Илюхина и Ирина Вакар собрали на выставку Ларионова в Москве лучист...
Закат после дождя
Закат после дождя
Экспонат
В 1907 году Ларионов начинает работать в «вывесочном стиле». Позднее это направление...
Пикассо Пабло
Пикассо Пабло
художник