Побежденные. Панихида по убитым, верещагин василий васильевич, 01.01.1878...
polytech
polytech
экспонат

Побежденные. Панихида по убитым

Одна из картин Балканской серии Верещагина. Изображает реальный эпизод Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., свидетелем которого был художник.

Дата создания:

01.01.1878

Место создания:

Париж, Франция

Материалы:

холст,масло

Как и большинство других полотен, написанных на сюжеты Балканской войны, «Панихида» изображает вполне реальные события, свидетелем которых был Верещагин, а именно, поле боя под Телишем: «Я ездил в Телиш, чтобы взглянуть на то место, где пали наши егеря. Отклонившись от шоссе влево, я выехал на ровное место, покрытое высокой сухой травой, в которой на первый взгляд ничего не было видно. Погода была закрытая, пасмурная, неприветливая, и на темном фоне туч две фигуры, ярко вырисовывавшиеся, привлекали мое внимание: то были священник и причетник из солдат, совершавшие... панихиду. Только подойдя совсем близко, я разобрал, по ком совершалась панихида: в траве виднелось несколько голов наших солдат, очевидно отрезанных турками; (...) батюшка и причетник обратили мое внимание на множество маленьких бугорков, разбросанных кругом нас; (...) Видно было, что тела были почти наскоро забросаны землей, только чтобы скрыть следы».

На многочисленных персональных выставках Верещагина в европейских столицах в 1880-е годы «Панихида» была одной из самых обсуждаемых картин; на зрителя, привыкшего к парадным батальным полотнам, она производила оглушительное впечатление.

Известный художник и критик Александр Бенуа много лет спустя вспоминал, какое сильное впечатление на него произвела эта картина, когда он, будучи ребенком, оказался на петербургской выставке Верещагина в 1880 г.: «Таких картин никто из бывших на войне тогда не рисовал». Театральный режиссер Владимир Немирович-Данченко так описывает реакцию зрителей, впервые увидевших «Панихиду»: «Толпа и не восторгалась, и не злобилась. В ней царствовало то благоговейное молчание, какое охватывает над могилой, куда спускают гроб друга или брата».

Эта картина была выкуплена Павлом Третьяковым вместе с несколькими другими полотнами Балканской серии.